Описание и книги


Описание:



Одна из характерных тенденций, которую можно проследить в пределах отряда, — это постепенное уменьшение одного из аддукторов вплоть до полного его исчезновения. Эта тенденция связана с переходом моллюсков к прикрепленному образу жизни.

У наиболее архаичной группы — семейства арок (Arcidae) оба аддуктора хорошо развиты; замковый край прямой, со множеством мелких одинаковых зубов. Периостракум некоторых видов очень хорошо развит и может образовывать кожистые выросты, которые придают раковине характерный «шерстистый» облик; у других видов развиты радиальные ребра.

Нога у арок довольно большая и заканчивается впереди коротким отростком; в задней ее части имеется узкий киль. На кончике ноги есть воронкообразное углубление, которое играет важную роль при передвижении ракушки: вытянутая вперед нога присасывается этой воронкой к твердой поверхности, после чего сокращением ножных мускулов животное подтягивается к месту прикрепления ноги. Наружная поверхность ноги с многочисленными железами, которые концентрируются преимущественно в местах, соприкасающихся при ползании моллюска с грунтом. Несмотря на то что арки хорошо ползают, большей частью они ведут прикрепленный образ жизни; у них очень хорошо развит биссусный аппарат. Интересно, что оторвать моллюска от скалы обычно трудно, но он сам может легко открепиться и сменить место. Вместе с тем в природе эти моллюски очень редко меняют место.

Одпа из самых популярных среди промысловых групп морских беспозвоночных — устрицы (семейства Crassostreidae и Ostreidae). Они употреблялись в пищу человеком с незапамятных времен, о чем свидетельствуют многочисленные находки их раковин в «кухонных кучах», оставленных людьми, жившими в каменном веке на берегах Черного и Балтийского морен. Упоминание о промысле устриц имеется еще у Плиния (за 150 лет до п. э.). Помимо высоких вкусовых и питательных качеств, их популярность связана еще, конечно, с легкостью добывания.

Раковина устриц неравностворчатая: левая (нижняя) створка выпуклая, больше правой, с более выступающей макушкий. Очертания раковины различны не только у разных видов, но и у разных особей одного вида. Моллюск цементируется к субстрату левой створкой, которая повторяет неровности поверхности, на которой животное сидит. Скульптура может быть концентрической, у других форм — радиальной, или оба типа скульптуры выражены одновременно. Единственный аддуктор занимает середину створок. Размер разный; гигантская устрица может достигать длины 38 см, но европейские виды обычно имеют раковину длиной 8—12 см.

Мантия открытая, сифонов не образует, ток воды сквозной: вода входит через передний край раковины н выходит через брюшной и задний края; очень хорошо развиты полукруглой формы жабры, окружающие мощный аддуктор. У взрослых животных нога отсутствует, но у молоди имеется.

Устрицы раздельнополы: при благоприятных условиях одна самка может за сезон дать до млн. яиц. т. е.. как принято говорить, репродуктивный потенциал у этих моллюсков чрезвычайно высок. Сперматозоиды попадают с током воды в мантийную полость самки, и оплодотворенные яйца развиваются в задней части мантийной полости. Черев несколько дней в воду выходят подвижные личинки; они плавают в течение нескольких дней и затем оседают, имея хорошо развитую ногу. С помощью наги молодь ползает, выбирая место для окончательной цементации, после чего нога начинает уменьшаться и не позже чем через 72 дня редуцируется полностью.

Известно около 50 видов устриц. Почти все они тепловодны, и лишь отдельные виды проникают на север до 66 0 с. ш. Живут они как поодиночке, так и колониями, обычно на жестких грунтах — камнях, скалах или на смешанных песчано-каменистых грунтах на глубинах от 1 до 50—70 м. Принято различать береговые поселения и устричные банки. Поселения иной раз могут простираться на 300—400 м от берега, как, например, в Японском море. Устричные банки иногда находятся и на большем отдалении от берега. Как и многие прибрежные животные, эти моллюски способны переносить некоторое опреснение; минимальная соленость, при которой они могут существовать, — 12%. Уровень солености отражается на скорости роста устриц и на их вкусовых качествах: лучшими считаются устрицы, собранные при солености от 20 до 30% — там, где имеется небольшое и постоянное опреснение речными водами. При солености около 33—35%0 устрицы растут хорошо, но мясо их становится жестким. Это свойство оыло хорошо известно еще древним римлянам, которые выдерживали собранных в море устриц в небольших опресненных водоемах.

На поселениях и байках устрицы иногда живут очень плотно, тогда их раковины часто стоят вертикально, брюшным краем вверх; иной раз они срастаются вместе по нескольку штук. Во время сильных отливов колонии ракушек иногда обнажаются, поэтому многие виды обладают способностью переживать длительное осушение. Так, виргинская устрица (Crassostrea virginica) выдерживает без воды до 10 недель, не теряя жизнеспособности.

В результате многовекового бесконтрольного промысла запасы устриц во многих местах оказались подорванными, и уже в середине XIX в. возник вопрос о необходимости регулировать сбор ракушек и ои их искусственном разведении. Однако в Японии культура устриц возникла значительно раньше — еще в XVII в.

Первый этап разведения устриц — сбор молоди (спата) на коллекторы, выставляемые на устричных банках в период размножения этих животных. Вначале в качестве коллекторов применяли пучки прутьев (фашины), но затем стали использовать изогпутые в виде желоба пластины черепицы, покрытые особым составом, с которых легко соскоблить осевшую на них молодь. Коллекторы со спатом оставляют на месте в течение нескольких месяцев, а затем слегка подросшую молодь переносят в затянутые сеткой рамы, которые стоят на столбиках на высоте 25—30 см над уровнем дна. Эта мера предохраняет рамы от занесения илом. В хорошо организованных устричных хозяйствах парки для разведения ракушек ограждаются от волнобоя цементированным валом и разделены на ряд бассейнов; приток и отток воды при отливах и приливах регулируется шлюзами. В таких парках устриц выращивают в течение двух лет до размера 5 см, после чего их переводят в выростные бассейны. В эти бассейны добавляют некоторые соли и культуру водоросли хлореллы, которая в этой питательной среде быстро размножается и служит пищей устрицам. Поскольку далеко не все попавшие в кишечный тракт организмы перевариваются моллюсками, в выростных бассейнах поддерживают оптимальную (не избыточную) концентрацию клеток хлореллы.

Несмотря на развитие устричных парков, которые требуют определенных затрат, интенсивно ведется также промысел устриц в природных местообитаниях.

Один из основных промысловых видов — съедобная устрица (Ostrea edulis), обычная у берегов Европы, в том числе в Средиземном и Черном морях; в Балтийском море устрицы отсутствуют из-за пониженной солености воды. Это очень изменчивый вид и образует множество местных рас; некоторые из них нередко считают отдельными видами, например адриатическую устрицу (О. adriatica), скальную устрицу (О. sub-lamellosa) и нашу черноморскую устрицу (О. taurica). У Атлантического побережья Франции промышляют также португальскую устрицу (Crassostrea angulata).

В Черном море устрицы встречаются как в защищенных бухтах и на прибрежных скалах, гак и на мелководьях более открытых участков моря. Большие устричные банки у берегов Крыма и Кавказа (например, Гудаутская банка) почти не используются. Вместе с тем они сильно повреждаются завезенным хищным брюхоногим моллюском рапаной, которая выедает как устриц, так и мидий.

У берегов Японии встречается несколько видов, из которых промышляют и разводят гигантскую устрицу (Crassostrea gigas). японскую устрицу (С. nippona), пластинчатую устрицу (С. denselamellosa). Обычная в Японском море гигантская устрица встречается также у берегов Сахалина и Приморья, образуя богатые скопления, эксплуатация которых у нас только начинается. В начале XX в. этот вид акклиматизировали на Тихоокеанском побережье США (штат Вашингтон), где он стал объектом интенсивного промысла.

Не менее, чем устрицы, известны мидии, входящие в семейство митилид (Myliliilae). К нему относится немало массовых видов, принадлежащих к родам мидии, моднол, мнтиластеров и др., широко распространенным в морях немного шара, преимущественно на мелководье. Все виды семейства Mylilidae имеют раковину «митилидного» типа. У них резко выражена ани-зомиария: задний аддуктор значительно больше переднего. Эта «неравпомускульность» связана с прикрепленным образом жизни, и с этим же связан сильный сдвиг макушки к переднему суженному и прпостренному краю раковины. Окраска периостракума темная, часто иссиня-черная; имеется слабо развитый перламутровый слой. Очень хорошо развит биссусный аппарат. Нога небольшая, пальцевидной формы. Поскольку животные практически неподвижны, нога утратила функцию движения и служит в основном для выделения биссусных нитей. Мантия свободная, правый и левый листки ее срастаются только в одном месте, в заднесинниой части, ограничивая небольшой выводной сифон. Чуть ниже места срастания каждый листок образует по одному бахромчатому выросту: в этом месте вода поступает в мантийную полость. Большинство видов ми-тилид раздельнополы. Поскольку половые продукты выметываются непосредственно в воду, плодовитость мидий очень велика: одна самка Mytilus edulis дает от 12 до 15 млн. яиц за сезон размножения, а крупные экземпляры — до 25 млн. Примерно через 12 ч после оплодотворения появляются личинки, довольно быстро передвигающиеся в толще воды. Через 10 суток личинка имеет уже вполне заметную раковину; однако эта раковина еще «мала» для тела личинки и створки ее не могут пока сомкнуться. При длине раковины 0.2—0.3 мм вел и гор оседает на дно, имея уже по две пары жаберных нитей. Некоторое время молодой моллюск ползает по дну, после чего, выбрав подходящее место, прикрепляется бнссусом.

Пищей мидиям служат планктон, органический детрит и личинки различных прибрежных беспозвоночных: одна особь мидии способна в течение суток уловить до 100 тыс. микроскопических организмов. а объем пищевого материала за это время в среднем составляет более 40 мм3. Вспомним уже известную нам цифру: плотное поселение мидий на банке профильтровывает за сутки до 280 ми воды на 1 м- площади дна. Таким образом, большие поселения мидии представляют собой мощный биофильтр, очищающий и осветляющий воду; кроме того, выделяя фекалии и псевдофекалии, мидии принимают активное участие в образовании донного ила. Толщина ила. образованного за счет жизнедеятельности мидий, может достигать нескольких метрик.

Мидии имеют множество врагов среди морских рыб, птиц и млекопитающих. Птицы склевывают их на литорали во время отливов; мидиевые банки сильно страдают от скатов, камбал и трески, а в Черном мире — oi осетровых рыб. Однако самый постоянный их враг — крупные морские звезды, которые ими постоянно питаются. В Атлантике, Баренцевом и Нелом морях это звезда Asterias rnbens, в дальневосточных морях — А. amurensis, Patiria peclinifera и др. Одна звезда средней величины ежедневно съедает 1—2 мидии длиной до 2 см. Охотятся на этих моллюсков также крабы, некоторые хищные брюхоногие моллюски, в частности рапана, а из головоногих — осьминоги.

Съедобная мидия (Mytilus edulis) — один из наиболее известных и широкораспространенных видов двустворчатых моллюсков. Этот изменчивый вид живет у Атлантического побережья Европы, у берегов Исландии, южной части Гренландии, по Атлантическому и Тихоокеанскому побережью Северной Америки, в Баренцевом, Белом и Балтийском морях, в юго-за-падных участках Карского моря и в дальневосточных морях.

Обширные колонии съедобной мидии часто занимают приливо-отливную зону, где дважды в сутки во время отливов они обнажаются. Крепко смыкая створки, моллюски в это время обходятся тем объемом воды, который остается в мантийной полости, но в случае необходимости могут, не теряя жизнеспособности, выдерживать на воздухе значительно дольше — до месяца. Плотность поселений съедобной мидии достигает нескольких тысяч особей на 1 м2 площади дна при биомассе до нескольких килограммов.

Съедобные мидии очень неприхотливы в отношении солевого и температурного режима. Они выдерживают опреснение до 3%0. но при постоянной жизни в сильно опресненной воде медленно растут и мельчают. Так, взрослые мидии, живущие в Ботническом наливе Балтийского моря при солености около 3%, в 4—5 раз мельче животных, живущих при солености 15% в датских проливах и в Кильской бухте. Что касается температурных условий, то на литорали они вообще очень непостоянны: летом во время отлива мидии сильно прогреваются, а зимой в северных морях моллюски могут даже промерзать, сохраняя жизнеспособность.

Близкий вид черноморская мидия (M.galloprovincialis) сильно изменчив и образует несколько подвидов. В Черном море этот вид встречается при солености свыше 10% на различных грунтах — от каменистых (чаще всего) до мягких илистых и на различных глубинах — от уреза воды до 80 м.

Дальневосточная гигантская мидия Грэя (Сгеnomutilus grayanus), раковина которой достигает длины 25 см. обитает в Японском море, у берегов Сахалина и Северного Китая. Эта ракушка живет преимущественно па каменисто-песчаных грунтах, опускаясь до глубины 60 м; нередко образует большие скопления, срастаясь с помощью биссусных нитей в друзы. Биомасса этой мидии может достигать 20 кг на 1 м2 групта.

Многие виды мидий промышляются с давних времен; в настоящее время мировая добыча их составляет ежегодно примерно 0,25 млн. т. Благодаря большим запасам мидий в наших морях развитие их промысла в СССР имеет значительные перспективы. Общие запасы мидий у черноморских берегов СССР составляют около 65 млн. т, из них доступны для промысла примерно 7 млн. т, или, в пересчете на мясо, около 800 тыс. т. В Белом море запасы мидий только в районе Карельского и Поморского берегов составляют 3 тыс. т. Очень велики запасы этих ракушек в Японском и Охотском морях и у берегов Камчатки.

Ввиду того что естественные запасы мидий во многих местах подорваны (например, у берегов Франции), их начали специально разводить. Благодаря рациональному режиму кормления животные на мидиевых фермах растут быстрее, чем на естественных банках. Для сбора молоди в море выставляют своего рода плетни («бушо»), где ракушки растут 1,5—3 года до достижения наилучших вкусовых качеств. У берегов Франции разводимые таким образом мидии дают ежегодно около 8 т мяса с 1 га поверхности моря; при интенсивной культуре можно получать до 150 кг мидий с одного погонного метра плетня. Как устричные банки, так и фермы время от времени подвергаются «набегам» со стороны морских звезд. Основной способ борьбы с морскими звездами заключается в том, что над поселениями мидий проходят небольшие суда, волокущие по дну своеобразные швабры, сметающие основную массу звезд, но неспособные оторвать крепко сидящих мидий.

Мелкие мидии идут на изготовление очень питательной кормовой муки, которую используют для откорма домашних животных.

Близок к мидиям род модиол (Modiolus). В северных частях Атлантического н Тихого океанов наиболее известна обыкновенная модиола. (М. modiolus), раковина которой не превышает длины 11 см (обычно 5-—8 см). Модиола имеет светло-коричневую выпуклую раковину, опушенную в задней части волосовидными выростами перпост-ракума. Прикрепляясь, как и прочие митилиды, прочным бнссусом, этот вид приурочен главным образом к жестким каменистым и каменисто-песчаным грунтам; в Баренцевом море на глубинах до 100 м образует характерный и богатый биоценоз. Другой вид — фасолевидная модиола (М. phaseolinus) имеет раковину коричневого цвета, форма которой вполне соответствует названию. Этот вид хорошо известен, например, в Черном .море, где образует массовые скопления на глубинах от ПО до 120 м. В результате жизнедеятельности этих моллюсков образуются илы, называемые фазеол и новыми.

Некоторые представители рода мускулюсов (Musculus), также относящегося к митилидам, замечательны тем, что проявляют заботу о потомстве. Это небольшие ракушки (длпна раковины не более 3 см), прикрепляющиеся биссусом к слоевищам водорослей. Вокруг раковины моллюски строят гнездо из обрывков водорослей, камешков, обломков раковин; весь этот материал скрепляется биссусными нитями, п в готовое гнездо мус-кулюсы помещают яйца (уже оплодотворенные), заключенные в слизистые шнуры. Яйца крупные—около 0,25 мм в диаметре. У некоторых видов из яиц выходят уже готовые к самостоятельной жизни крошечные ракушечки, у других — велигеры. которые недолго плавают и оседают в зарослях водорослей или морской травы. Черный мускулюс (М. nigra) у берегов Дании строит гнезда из кусочков морской травы зостеры.

К семейству митилид относится и род митилястеров (Mytilaster). Это небольшие ракушки (раковина длиной около 2 см) с темноокрашенной клиновидной раковиной и сильно развитым бис-сусным аппаратом. Вытянутый митилястер (М. lirieatus) широко распространен в Средиземном. Черном и Азовском морях. В Азовском море встречается массами: плотность моллюсков осенью достигает 11 ООО экземпляров на 1 м2 при биомассе 660 г.

В 20-е гг. нашего столетия митилястер случайно, вероятно на днищах деревянных судов, перевозимых посуше, был завезен из Азовского моря в Каспийское, где нашел вполне подходящие условия существования. В Каспийским море он начал быстро размножаться и широка расселился. В настоящее время в большей части моря на глубинах до 50 м этот вид стал самым многочисленным компонентом донной фауны. В Среднем и Южном Каспии митилястер составляет больше двух третей биомассы донной фауны, а его собственная биомасса на твердых грунтах может достигать более 1 кг на 1 м:. Местами даже наблюдается вытеснение митилястером коренных обитателей Каспия. Как видим, способность длительное время существовать вне воды обеспечила виду возможность захвата нового обширного плацдарма.

Мы уже знаем, что среди двустворчатых моллюсков имеется экологическая группа камнеточцев. К такому своеобразному образу жизни перешли члены семейства морских фиников (Lithophagidae). родственного митилидам. Характерно, что родовое название литофага (Lithophaga) в переводе с латыни означает «камнеед». Камней лнтофагн. конечно, не едят, хотя и связаны с ними самым тесным образом: в известь -вых скалах, мертвых и живых кораллах лнтофагн протачивают ходы и норки, где и живут, прикрепляясь к стенкам биссусом и выставляя наружу сифоны. Субстрат моллюски разрушают химическим способом. В утолщенной передней части мантийного края животного залегает железа, выделяющая кислый секрет. Эта кислота растворяет известняк, и моллюск постепенно погружается в образующееся углубление. Может возникнуть законный вопрос: раковина самого моллюска ведь тоже состоит из карбоната кальция — почему же она не разрушается? Ответ заключается в том, что снаружи раковина покрыта плотным периост-ракумом, устойчивым к воздействию кислоты, а внутренняя поверхность раковины защищена мантией. Широко известны такие виды, как средиземноморская обыкновенная литофага (Lithophaga lithophaga), раковина которой достигает длины 8 см, калифорнийская ботула (Botula californiensis) длиной до 4 см.

С камнеточцами связано одно из прямых доказательств существования вековых колебаний уровня моря. Известно, что близ Неаполя сохранились остатки храма Сераписа, построенного в первые века нашей эры; колонны этого храма до высоты человеческого роста источены литофагой. Следовательно, после постройки храма суша здесь заливалась морем, а затем море вновь отступило.

Все рассмотренные нами семейства принадлежат подотряду митилеин (Mytileina). Теперь обратимся к другому подотряду — птериин (Pteriina).

У членов этого подотряда передний аддуктор мал или совсем отсутствует, нога обладает хорошо развитой биссусной железой, а перламутровый слой обычно развит настолько сильно, что практически все морские ракушки, дающие жемчуг, принадлежат к этой группе.

Самый лучший и ценный жемчуг дают виды родов пинктад (Pinctada) и птерий (Pteria) — их и называют настоящими жемчужницами. У них большая раковина, чаще всего округлой формы, с прямым замковым краем, вытянутым сзади в уховидный или клювовидный выступ н лишенным зубов (бывает один-два зубовидных выступа). Раковина птерий состоит из двух слоев: наружного (призматического) и мощного внутреннего (перламутрового). Наиболее крупная из жемчужниц — Pinctada raargaritifera достигает 30 см в диаметре и массы 10 кг. хотя такие большие раковины встречаются редко. Этот вид живет в Тихом и Индийском океанах на небольших глубинах (обычно не глубже 40 м). Мантия у пинктады открытая, по краю ее сидят многочисленные пальцевидные щупальца, создающие нечто вроде решетки, действующей как грубый фильтр. Щупальца очень чувствительны, и при прикосновении к ним крупных частиц или живых-организмов створки сразу же захлопываются. Мелкие частички с током воды проходят к жабрам, которые служат не только для дыхания, по и в качестве более топкого фильтра. Отцеженные час-стпчкн идут на сортировку к ротовым лопастям.

Жемчужницы очень чувствительны к резкой смене интенсивности освещения. Так как они живут на малой глубине, то в тропический день солнечные лучи, пронизывающие толщу воды, освещают моллюска; стоит затенить его рукой (не прикасаясь к нему), он быстро смыкает створки. Это защитная реакция: появление тени свидетельствует о возможной опасности, например о появлении крупной хищной рыбы. Будучи в основном сидячими животными, жемчужницы могут время от времени менять место. При этом пальцевидная нога выдвигается и закрепляет биссусную нить. Затем моллюск резко укорачивает ногу, перемещая тело и раковину вперед. Через несколько секунд эта операция повторяется, причем предыдущая биссусная нить обрывается. Так повторяется несколько раз, причем время отдыха между «шагами» с каждым разом увеличивается. При перемещении моллюска створки его раковины то широко открыты, то с силой захлопываются, что также способствует передвижению. Скорость такого передвижения крайне мала: известный максимум — 67 см за 12 ч. При выделении и прикреплении биссуса, когда моллюск не может быстро захлопнуть створки, он очень чувствителен к свету, поэтому смена мест прикрепления происходит только ночыо.

Жемчужницы образуют обычно плотные поселения — банки: чаще всего такие банки располагаются на глубине 10—15 м. Моллюски не выносят опреснения, поэтому отсутствуют близ устьев рек. Растут эти ракушки сравнительно медленно: в трехлетием возрасте диаметр их раковин не превышает 6 см.

Мы уже выяснили механизм образования жемчужин. Из описания этого механизма следует, что жемчужина состоит из чередующихся слоев перламутра и конхиолина, т. е. из тех же слоев, что п раковина. Поэтому на отшлифованном распиле жемчужины видно, что она имеет концентрически-слоистое строение. Наличие конхиолиновых слоев придает ей голубовато-серый цвет. Японский и индийский жемчуг имеет сильный блеск и розоватый оттенок, австралийский — белый, панамский — золотистый.

Крупные жемчужины — большая редкость. У испанского короля Филиппа II,жившего в XVI в., была белая жемчужина грушевидной формы длиной 3 см. В рассказе Джека Лондона «Жемчуг Парлея» упоминается о жемчужине «размером с небольшой грецкий орех». Такие жемчужины встречаются в больших и старых раковинах. К сожалению, жемчуг, в отличие от драгоценных камней, не вечен: через 50—60 лит после того, как жемчужина извлечена из моллюска, она начинает покрываться трещинами. Максимальный срок «жизни» жемчужины как украшения не превышает 150 лет; это связано с высыханием органических слоев внутри нее.

Главные промыслы морского жемчуга сосредоточены в Персидском заливе, на острове Шри-Лан-ка (Манаарский залив), в Красном море, море Сулу (между Филиппинами и островом Калимантан), у берегов Австралии, Японии, вдоль побережья Венесуэлы, Панамы и Мексики, на острове Маргариты (Карибское море). Знаменитые банки жемчужниц облавливаются уже несколько столетий. Промысел до сих пор ведется большей частью примитивно: ныряльщик, вооруженный только ножом, уходит на глубину и может пробыть под водой обычно около 1 мин. В богатых местах один ловец собирает за день до 2000 раковин. Понятно, что занятие это очень трудное и небезопасное, поскольку на мелководье тропических морей обычны акулы.

К жемчужницам близко семейство пинн (Pinnidae). Пинны имеют характерную клиновидную форму, раковина лишена замковых зубов и достигает длины 30 см. У пинн хорошо развит биссусный аппарат. Наружная поверхность раковин обычно несет богатую скульптуру в виде радиальных ребер или множества изогнутых чешуек, собранных в радиальные ряды. К родам пинн (Pinna) и атрин (Atrina) относится около 20 видов, живущих на малых глубинах в Средиземном море, Атлантическом, Тихом и Индийском океанах.

Окраска раковин пинн красноватая или розоватая; внутренняя поверхность створок на половину длины раковины (считая от макушки) покрыта перламутровым слоем. Остальная, сильно расширенная часть раковины, лишенная перламутрового слоя, богата органическим веществом и потому довольно эластична.

После завершения планктонной личиночной стадии и оседания на грунт молодая пинна немедленно закапывается передней частью раковины, поэтому передний край постепенно стирается и эмбриональная часть раковин у взрослых ракушек никогда не сохраняется. Пинны живут в полупогруженном в дно виде, и задняя часть их раковины сильно приподнята над поверхностью грунта. Все основные органы моллюска располагаются в передней части, задняя же часть хрупкая и при сильном волнении моря легко обламывается. Впоследствии края мантии вновь восстанавливают разрушенные участки, причем довольно быстро: за три дня регенерирует 3—4 см раковины. Выброшенный штормом на поверхность дна моллюск может вновь зарыться в грунт. Это делается при помощи сильной струп воды, которая выбрасывается через передний конец тела вертикально вниз. Набирание воды в мантийную полость и выбрасывание струп ритмично повторяется до тех пор, пока животное не размоет ямку достаточной глубины.

В раковинах пинн иногда встречаются жемчужины красноватого или темного цвета. Однако они добываются главным образом ради биссуса, который у них имеет вид густого пучка тонких шелковистых нитей желтоватого, коричневатого или синевато-пурпурного цвета. В составе бис-сусных нитей имеется белковое вещество, близкое к фиброину, входящему в состав натурального шелка. Длина биссусных волокон достигает 30 см. и раньше их использовали для изготовления тканей. Первые указания на использование биссусных нитей для прядильно-ткацкого производства относятся ко II и III вв. н. э. (Тертуллиан). Этот промысел был особенно развит в северной части теперешней Португалии, и ткани из биссуса под названием «ракушечного шелка» особенно ценились у арабов в конце первого тысячелетия новой эры. Позже производство этой ткани развилось в Италии. Далмации, на Мальте и отчасти во Франции. В W ill в. из «ракушечного шелка» выделывали чулки, перчатки, кошельки, кружева, а также головные уборы, куртки и платья. Естественно, изделия из такого дорогого материала ценились очень высоко: в конце XVIII в. в Италии пара перчаток из «ракушечного шелка» стоила 20 золотых дукатов. Однако из-за ограниченных запасов сырья это производство никогда не имело широкого размаха.

В Индийском и Тихом океанах распространены немногочисленные виды сравнительно близкого к пиннам семейства морских молоточков (Malleidae). Такое название эти животные получили за причудливую и непривычную форму раковины, действительно похожей на молоток; кстати, латинское слов-» malleus и означает в переводе «молоток». Замковый край раковины сильно удлинен н лишен зуб'В. створки толстостенной раковины вытянулись наподобие рукоятки молотка. Перламутровый слой развит хорошо, и в раковин а х .\ i о л л ю сков рода малле усов (Malleus) иногда обнаруживают жемчужины. В некоторых районах даже ведется промысел маллеусов. но в этом отношении они сильно уступают настоящим морским жемчужницам.

Книги:


Жизнь животных. Том 2. Моллюски. Иглокожие. Членистоногие / В. Е. Соколов. — 1988 Двустворчатые моллюски умеренных вод северо-западной части Тихого океана / Скарлато О. А. — 1981 Атлас двустворчатых моллюсков дальневосточных морей России / Явнов С.В. Поздняков С.Е. — 2000 Каталог моллюсков России и сопредельных стран / Кантор Ю. И., Сысоев А. В. — 2005 Моллюски пресных и солоноватых вод СССР / Жадин В. И. — 1952 Зоология беспозвоночных в двух томах. Том 2: от артропод до иглокожих и хордовых / Вестхайде В., Ригер Р — 2008 с Биологический энциклопедический словарь под редакцией М. С. Гилярова и др., М., изд. Советская Энциклопедия, 1989


S
W