Описание и книги
Бокоплавы, или амфиподы, или разноногие раки (лат. Amphipoda) — отряд высших раков из надотряда Peracarida. Известно около 9000 видов, распространённых в бентосе морей и пресных водоёмах всего мира; некоторые представители ведут амфибиотический образ жизни в полосе прибоя и заболоченных почвах. В отряде описаны немногочисленные паразитические формы, такие как китовые вши (семейство Cyamidae). Представители подотряда Hyperiidea и байкальские Macrohectopus branickii (подотряд Gammaridea) — планктонные организмы. / (Википедия)

Описание:



Бокоплавов хорошо знают не только зоологи, но и все рыбаки. В разных частях СССР местные жители называют их по-разному: «стонога» на Каспии, «мормыш» или «мормышка» на Урале и в Западной Сибири, «бармаш» на Байкале и в Восточной Сибири. На Байкале существует подледный зимний промысел омуля — «бармашенье»: бокоплавов из окрестных озер живьем привозят в бочках на Байкал, пробивают во льду проруби и горстями швыряют туда рачков, привлекая таким образом омуля, которого ловят на поддев. Широко известно кормовое значение бокоплавов для рыб. Они служат удильщикам прекрасной наживкой. Рыбоводы перевозят их вместе с мизи-дами во вновь созданные водохранилища для улучшения условий откорма рыб. Делались попытки искусственного разведения этих рачков на рыбоводных заводах. В естественных условиях многие рыбы используют в пищу бокоплавов, а некоторые, как например форели, питаются исключительно ими. Наряду с этим также хорошо известно, что бокоплавы в отдельных случаях портят рыболовные сети и объедают попавших в них рыб.

Бокоплавы подобно равноногим распространены очень широко. Наибольшее число их видов обитает в море, где они населяют все глубины и живут как на дне, так и в толще воды. Только в море встречается и небогатая видами группа бокоплавов, приспособившаяся к паразитированию на китах — так называемые китовые вша (семейство Cyamidae). В пресных водах видовое разнообразие бокоплавов гораздо меньше, чем в море; по необычайному богатству видами из всех пресных водоемов выделяется замечательное озеро Байкал. Один из видов обитает в озере Титикака в южноамериканских Кордильерах на высоте 4000 м над уровнем моря. Довольно богата и разнообразна фауна бокоплавов подзетнх пресных вод. Однако, в отличие от равноногих, бокоплавы не сумели приспособиться к сухопутному существованию. Правда, есть виды бокоплавов, большую часть жизни проводящие на суше, — это так называемые «морские блохи» семейства Talitri-dae. Обычно они живут только на морских пляжах или в других местах в непосредственной близости от моря и остаются с ним очень тесно связанными. Всего в настоящее время известно около 4500 видов бокоплавов.

По строению бокоплавы во многом сходны с равноногими ракообразными, однако тело их часто бывает сжато с боков, а не сверху вниз, как у равноногих. Впрочем, и среди бокоплавов есть виды с уплощенным в спинно-брюшном направлении, а также с цилиндрическим телом. Голова, так же как у равноногих, срастается с первым, изредка с двумя первыми грудными сегментами, а карапакс отсутствует. Глаза сидячие и расположены по бокам головы. У пелагических Phronima каждый глаз разделен на две, а у семейства Ашре-liscidae даже на 3 части. С другой стороны, у Oedicerotidae оба глаза на спннной стороне соединяются так, что образуется один громадный непарный глаз. Глубоководные и подземные виды, как это обычно бывает, слепы, но у некоторых из них на месте глаз находятся темные, лишенные фасетов «глазные пятна», назначение которых остается неизвестным. Под покровами головы* близ ее спцндоц стороны, у многих боко-плавов имеется дара статоцистовг с 1—3 статоли-тами в кадедом. Обе пары антенн обычно длцнные и снабжены чувствительными цилиндрами ц щетинками. Ротовые придатки жующего типа.

Конечности все* семи свободных грудных сегментов устроены по-разному, что и отражено в названии отряда «разцоногие». Первые две пары ножек обычно снабжены подклешнями, в редких случаях имеются настоящие клешни или эти ножки не специализированы как хватательные. У следующих двух пар ножек когти обращены назад, а у последних трех пар — вперед. У некоторых планктонных глубоководных видов подклешни есть не только на передних, но и на следующих за ними или даже на всех парах грудных ножек. При помощи этого приспособления рачки временно прикрепляются к медузам и гребневикам, которыми питаются. У видов, ползающих по водорослям^ гидроидам щ т. д., когти задних грудных ножек заметно удлинены; особенно сильно они развиты на задних ногрх паразитических Cyamidae, которые вонзают их з кожу китов и таким образом прочно црдкрепляются к хозяину. У этого семейства, а также у семейства морских козочек (Сар-rellidae) третья и четвертая пары грудных ног редуцированы.

У всех бокоплавов эпиподиты грудных ножек* за исключением ног первой пары, а иногда и некоторых других, превращены в листовидные тонкостенные жабры. Во многих случаях жабры складчатые, благодаря чему увеличивается их дыхательная поверхность, а иногда они снабжены пальцевидными выростами. Поскольку дыхание осуществляется придатками грудных ножек г сердце целиком помещается в грудном отделе. У половозрелых самок к некоторым из грудных ножек с внутренней стороны от жабр прикреплены пластинки выводковой сумки. В отличие от равноногих, кумовых и других выводковая сумка бокоплавов не исчезает после конца каждого периода размножения.

Брюшной отдел состоит из 6 сегментов. Обычно он несколько короче грудного, но имеет такую же ширину. Однако у многих планктонных бокоплавов он сужен, благодаря чему все тело приобретает каплевидную форму. Конечности трех передних брюшных сегментов приспособлены для плавания. Их ветви многочле-никовые и снабжены многочисленными плавательными щетинками. Конечности трех задних брюшных сегментов направлены назад, и ветви их не расчленены (за исключением наружных ветвей последней пары, которая часто состоит из 2 члени-ков)1 'Это прыгательные ножки, или уроподы. У представителей подотряда Laemodipodea* в который объединяются морские козочки и китовые вши, брюшной отдел очень сидьно укорочен и лишен сегментации, а брюцщые ножки редуцированы и нередко отсутствуют роцсед, У бедного видами подотряда Ingolfielliclea плавательные нощки превращены в маленькие нерасчлененные пластинки. За брюшным отделом следует короткий тельсон, имеющий форму треугольаддеа, рралд или расщепленный выемкой на две доццстц.

Покровы тела бокоплавов часто гладкие, цо во многих случаях вооружены различными килями, зубцами и шипами. Такая скульптура покровов иногда имеет защитное значение. Среди многочисленных бокоплавов Байкала часть гладкие, а часть «вооруженные». В кишечниках байкальских бычков, питающихся црримущественно бокоплд-вами, резко преобладают гладкие виды, Очевидно* «вооруженные» в какой-то мере защищены от нападения бычков.

Бокоплавы, как правило, окрашены довольно однообразно в буроватый, зеленоватый и желтоватый цвета. Исключение составляют байкальские виды, среди которых есть пестрые, синие* красные, зеленые. Глубоководные и подземные виды бесцветны, но среди планктонных глубоководных видов есть и красные* как например Cyphocaris, РагасурЬо-caris и ряд близких родов.

Зеленоватая окраска пресноводного Gamma-rus вызывается каротиноидами,: вырабатываемыми из содержащихся в поедаемых рачком растениях каротинов. В аквариуме представителей лишенной пигмента подземной расы Gammarus содержали в течение длительного времени в полной темноте и в условиях постоянного освещения. Независимо от этого они приобретали нормальную зеленоватую окраску, если получали в пищу растения. Однако есть и наследственные факторы* определяющие окраску. Изредка наряду с зеленоватыми встречаются красные особи бокоплавов. Эксперименты по скрещиванию их между собой и с нормальными особями показали, что окраска зависит от трех пар генов, причем ген зеленоватой окраски резко доминирует.

В соответствии с различным строением ног движения разноногих весьма разнообразны. Большинство этих рачков может полэать по дну и растениям, перебирая грудными ногами, плавать при помощи передних брюшных ножек и прыгать, отталкиваясь от субстрата задними брюшными ножками. Следует иметь в виду, что название всего отряда «бокоплавы» неточно. Только в очень мелких ручьях или у самого берега водоема рачкц действительно плавают на боку, а там, где глубина это позволяет, они плавают спиной вверх, но нередко лежат на грунте на боку. Однако поскольку их легче всего заметить на самой ничтожной глубине, за ними и утвердилось заведомо неверное название. Большинство бокоплавов передвигается всеми тремя упомянутыми способами, переходя с одного на другой в зависимости от обстоятельств, Даже морские козочки, несмотря на отсутстцие плавательных брюшных и средних грудных ножек, могут не только ползать по водороодям и гидроидам, но и плавать, изгибая тело. Прдусухопутные Talitridae прекрасно црыгодт на расстояние до 30 рм и даже больще. Цо наряду с такими донными^ придонными ц подуоухоцутными обитателями существуют й настоящие планктонные бокоплавы,, плавающие всю жизнь. Это1, во-первых, все многочисленные виды подотряда Hyperiidea и, во-вторых,' отдельные представители самого обширного подотряда бокоплавов — Gammaridea.

Планктонные бокоплавы характеризуются очень тонкими, часто прозрачными покровами и присутствием в теле жировых включений* что уменьшает их плотность и облегчает'дарение в воде. У Hyperiidea тело обычно каплеобразноех благодаря тому что передняя его часть широкая^ вздутая, а задняя сужена. Интересно, что одно также планктонное, но совершенно неродственное им семейство Hyperiopsidae, принадлежащее к подотряду Gammaridea, имеет очень сходное строение тела. Вероятно, при такой его форме сопротивление воды при движении рачка вперед минимально. У некоторых гипериид тело, наоборот, тонкое, стрелообразное. Обычно у планктонных бокоплавов сильно развиты плавательные ножки, а прыгательные выполняют функцию рулей глубины. У мелководных и полуглубоководных Hyperiidea почти всегда увеличены размеры глаз, которые могут покрывать всю или почти всю голову. Прямых наблюдений над функциями этих громадных глаз не производилось, но можно предполагать, что с их помощь^р рачки находят добычу. Кроме того, глаза имеют немаловажное значение при суточных вертикальных миграциях, весьма характерных для мелководных гипериид. Все планктонные бокоплавы, за одним исключением, обитают в море и совершенно не переносят опреснения. Единственный пресноводный планктонный представитель этого отряда — Macrohec-topus branickii — живет в Байкале.

Донные бокоплавы нередко также плавают довольно продолжительное время. Например, половозрелые самцы широко распространенной в озерах северной части Европы и Америки, в опресненных участках Балтийского моря и в Каспии Pontoporeia affinis отличаются от самок удлиненными задними антеннами и большую часть жизни проводят в толще воды, отыскивая ползающих по дну самок. Некоторые донные виды (Bathyporeia, Corophium) ночью покидают дно и поднимаются к поверхности воды.

Многие бокоплавы охотно и быстро зарываются в грунт. Обычно они втыкают в грунт задние, а иногда и передние антенны и начинают разгребать его грудными ножками, отбрасывая частицы грунта хватательными передними ножками. Иногда это происходит с очень большой быстротой. На песчаных побережьях Азовского и средней и южной части Каспийского моря можно наблюдать, как каждая набегающая волна выносит на берег массы бокоплава Niphargoides (Pontogam-marus) maeoticus. Когда волна начинает отступать, рачки зарываются в грунт до появления следующей волны, заставляющей их вылезать из грунта а потом повторяется все сначала. Способность зарываться в грунт облегчает некоторым понто-каспийским видам распространение вверх по рекам, так как рачки, таким образом, могут противостоять течению и не сноситься вниз. Например, Niphargoides (Pontogammarus) sarsi населяют, всю Волгу вплоть до ее верхнего течения, закапываясь в песчаный грунт реки.

Другие виды вырывают в грунте настоящие норы, а некоторые строят из грунта трубки или убежища иной формы. Некоторые виды подземного рода Niphargus роют в мягком грунте подземных озер довольно сложные туннели с несколькими входами и с расширениями — «жилыми камерами». Представители многих семейств подотряда Gammaridea (Ampeliscidae, Corophiidae, Aori-dae, Amphithoidae, Photidae и др.) обладают одноклеточными железами, расположенными в средних члениках задних грудных ножек или в боковых пластинках грудного отдела и открывающимися в когтях грудных ног. Эти железы вырабатывают секрет, при помощи которого рачки при строительстве трубок и домиков скрепляют частицы грунта, обрывки водорослей и т. д.

Все Corophiidae живут в построенных ими трубках. Corophium volutator цементирует секретом стенки вырываемого им туннеля длиною 4—8 см, а перед наступлением, зимы углубляет туннель до 20 см. С. curvispinum прикрепляет свои трубки к поверхности грунта, камней, раковин моллюсков, а также к днищам судов. Благодаря своим прикрепленным к судам домикам этот каспийский вид распространился очень широко: суда развезли его по всей Волге и другим русским рекам, он проник в бассейн Балтийского моря и даже в Великобританию. При строительстве убежищ корофииды пользуются удлиненными задними антеннами, которыми они захватывают подходящий строительный материал.

Массовые морские Ampeliscidae строят из песка или ила небольшие тонкостенные мешковидные домики, вмещающие только тело рака, а его голова с антеннами торчит наружу. Leptocheirus сооружает из частиц грунта или обрывков растений нечто вроде купола над веткой гидроида или водоросли, служащей как бы полом его жилища. Microdeutopus, Microprotopus и другие из того же материала, иногда с добавлением собственных экскрементов, делают трубки с входным и выходным отверстиями. При этом внутри трубки им приходится многократно поворачиваться вокруг собственной оси, поскольку цементные железы, как уже упоминалось, открываются в когтях грудных ног, и рачок может цементировать какой-нибудь участок хода, будучи обращен к нему только брюшной стороной тела.

Донные бокоплавы, не зарывающиеся в грунт и не делающие нор и домиков., обыкновенно, прячутся среди водорослей2 зарослей гидроидов и губок или под камнями, в расселинах скал и т. д. Мнбгие представители семейства Leucothoidae живут в каналах губок и в мантийной полости асцидий, пользуясь этими животными только как местом поселения. Морские козочки ползают по водорослям и ветвям гидроидов и, держась за них тремя парами задних грудных ножек, приподнимают остальное тело так, чтобы иметь возможность схватывать проплывающих мимо животных хватательными передними ножками. Их охотничья поза напоминает соответствующее положение тела равноногих рачков Astacilla.

Большинство бокоплавов можно считать всеядными животными, это значит, что они способны использовать органическое вещество в разных формах. Пресноводные и многие морские бокоплавы едят растения, как живые, так и отмершие, грунт, трупы и остатки животных, а при случае и мелких живых животных. Они откусывают жвалами куски пищи и измельчают их, причем челюсти задерживают мелкие частицы, не давая им вывалиться из сферы действия ротовых придатков. Некоторые виды могут наряду с этим добывать пищу путем фильтрации. Массовый бокоплав побережий Каспийского и Азовского морей — Niphargoides maeoticus — пассивно профильтровывает взвесь, приносимую волнами. Когда волна начинает отходить от берега, рачки сидят в грунте, высунув из него передний конец тела, при обнажении грунта они зарываются в него целиком.

Фильтрация служит основным способом добывания пищи Leptocheirus, Corophiidae и Ampe-liscidae. Эти животные, сидя в домиках, возбуждают сильный ток воды взмахами передних брюшных ножек, пропуская воду через густую сеть щетинок, расположенных на передних грудных ножках. При этом Corophiidae взмучивают поверхностный слой грунта удлиненными задними антеннами. Диатомовые водоросли, бактерии и мелкие растительные остатки усваиваются рачками. Другие виды, как например многие представители семейства Haustoriidae, соскребают с частиц грунта водорослевые и бактериальные обрастания. Chelura terebrans, подобно лимнории п сфероме (с. 370), точит дерево и питается, вероятно, древесными опилками.

Обитатели подземных вод заглатывают грунт, который всегда обнаруживается в их пищеварительном тракте. Однако длительные наблюдения над Niphargus orcinus virei показали, что содержащееся в грунте органическое вещество не может полностью обеспечить всех жизненных отправлений рачка, в частности его роста и размножения, а только поддерживает его существование. Время от времени в подземные водоемы заносятся остатки растений и животных, и только такая более питательная пища дает возможность нифар-гусам расти и размножаться. С этим связано строение ротовых придатков нифаргуса, сохраняющих характер жующих. Донный бокоплав наших северных морей Anonyx nugax питается преимущественно в ночные часы. Интенсивность его питания различна и в разные сезоны: она повышается осенью и зимой и падает весной и летом.

Хищников среди донных бокоплавов сравнительно мало. К ним относятся морские козочки. Молодые рачки едят гидроидных полипов, а подросшие ловят передними хватательными ножками веслоногих рачков, мелких бокоплавов, червей и т. д. Среди планктонных бокоплавов хищничество преобладает. Судя по постоянному присутствию в кишечниках Hyperiidea стрекательных клеток кишечнополостных, гиперииды нападают на медуз и питаются ими. Под колоколом ушастой медузы часто живет по нескольку экземпляров Ну peri a galba, которая, вероятно, находит там и стол и дом. Гиперииды прицепляются не только к медузам, но и к гребневикам. Phronima выедает тело сальп и пиросом, а затем забирается в пустую мантию отдельных особей этих животных и в ней плавает. Планктонные гаммариды также, по-видимому, питаются преимущественно кишечнополостными. В их кишечниках, так же как у гипе-риид, были обнаружены стрекательные клетки медуз , а строение ротовых придатков и грудных ножек с подклешнями многих планктонных Ly-sianassidae позволяет предполагать их полупаразитическое существование на медузах и, возможно, на гребневиках.

Настоящими паразитами среди бокоплавов следует считать только китовых вшей (Cyamidae). Огромными массами они сидят на китах, обычно близ полового и анального отверстий, и грызут их кожу, нередко вызывая глубокие язвы, доходящие до жирового слоя. В отличие от других паразитических ракообразных у китовых вшей нет никаких свободноплавающих стадий. Вероятно, они переходят с одной особи хозяина на другую во время спаривания китов, а китята заражаются при рождении или при кормлении молоком.

Все бокоплавы раздельнополы. Половой диморфизм часто бывает хорршо выражен, но по-разному у различных семейств и родов. У представителей семейства Gammaridae самцы( как правило, крупнее самок, но у представителей семейства Lysianassidae наблюдаются обратные соотношения размеров. У некоторых бокоплавов Байкала, принадлежащих к семейству Gammaridae, самцы настолько мельче самок, что их называют карликовыми. Они значительно раньше самок достигают половозрелостид после чего их рост прекращается. Так, длина половозрелых самцов планктонного Macrohectopus branickii не превосходит 5,5 мм, в то время как длина половозрелых самок колеблется между 14 и 30 мм. У самцов многих Gammaridae и всех Talitridae под-клешни передних грудных ножек сильнее развиты, чем у самок. Нередко самцы обладают более длинными антеннами с более многочисленными чувствительными органами на них. У многих видов подземного рода Niphargus самцы резко отличаются от самок удлиненным конечным члеником наружной ветви задних уропод, а иногда, кроме того, удлиненными ветвями одной или двух пар передних уропод. Половозрелые самки всегда имеют выводковую сумку.

Развитие мужских вторичнополовых признаков у бокоплавов определяется гормоном специальных желез внутренней секреции, так называемых андрогенных желез, лежащих вдоль семяпроводов, но с ними не связанных. Этот гормон выделяется в кровь. Пересадка андрогенных желез молодым самкам Orchestia gammarella приводила к возникновению у них характерных для самцов хватательных ножек и даже к перерождению их яичников в семенники» В некоторых случаях определение пола зависит от внешних условий, в частности от температуры. У солонова-товодного бокоплава Gammarus duebeni при со-зровании яиц при температуре ниже 5 °С из них выходят самцы, а при температуре выше 6 °С самки. Благодаря этому все рожденные зимой рачки оказываются самцами, а самки появляются на свет только весной.

Спаривание продолжается обычно несколько дней. Самец располагается на спинной стороне самки, удерживаясь подклешнями за передний край ее первого и за задний край ее пятого свободного грудного сегмента в ожидании ее линьки. После линьки самки самец передвигается под ее брюшную сторону, складывает вместе свои передние брюшные ножки, несколько раз просовывает их между задними пластинками ее выводковой сумки и в то же время выделяет из половых отверстий сперму. При помощи передних брюшных ножек сперма переносится в выводковую сумку, куда через 1V2—4 ч (у Gammarus) откладываются яйца, которые здесь же оплодотворяются.

Нормальная откладка яиц может происходить только тогда, когда в выводковой сумке есть сперма. В опытах с Gammarus duebeni удавалось закупоривать половые отверстия самцов. После спаривания с такими самцами, происходившего нормально, если не считать того, что они не выделяли сперму, половина самок вообще не отложила яиц* а остальные отложили их не полностью^ в малом количестве.

Число откладываемых самками бокоплавов яиц различно у разных видов и, кроме того, в пределах каждого вида определяется величиной самки. Обычно оно колеблется от 4 до 100, изредка, например у Gammarus oceanicus, достигает 177. При этом плодовитость видов, размножающихся несколько раз в течение года, к концу лета и к осени уменьшается. У некоторых бокоплавов в разных частях области их распространения плодовитость оказывается различной: на севере она больше, чем на юге. Весьма плодовиты некоторые каспийские виды (Amathillina spino-sa — до 251, Niphargoides robustoides — до 239* Gammaracanthus loricatus caspius — до 336 яиц). Большая плодовитость зарегистрирована у антарктической Chevreuxiella obensis. В выводковой сумке этого вида однажды оказалось 344 эмбриона. Однако еще выше плодовитость крупных (46 мм) самок беломорского Апопух nugax^ вынашивающих до 950 зародышей.

Находящиеся еще в яйцевых оболочках зародыши бокоплавов изогнуты на брюшную сторону^ чем они отличаются от зародышей других пера-карид; которые изогнуты* наоборот* на спинную сторону. Другим важным отличием бокоплавов от большинства близких к ним отрядов следует считать присутствие у вышедших из яиц молодых рачков всех грудных конечностей. Таким образом, стадии манка у бокоплавов нет.

Молодые рачки обычно через 20—30 суток по-кидают выводковую сумму матери. Длительность инкубационного периода зависит от температуры. Так, у берегов Великобритании молодь Gammarus obtusatus остается в сумка матери в течение 12—14 суток, а в Белом море ре мецьще 21 суток. У пещерного Niphargus orcinus virei, живущего при постоянной температуре около 11 9С, инкубационный период продолжается месяца.

Вышедшие из выводковой оумки молодые рачкц растут довольно быстро и равномерно, периодически линяя. До достижения половозрел ости молодь Gammarus и Niphargus должна слинять 13 раз, но у разных видов и при различной температуре на ато требуется неодинаковое время. В прибалтийских озерах G. laeuetris достигает половозрелости через 3 месяца после выхода из выводковой сумки, в озерах Западной Сибири и в озере Севан тот же вид становится половозрелым на следующий год после рождения, a Niphargus orcinus virei только через 2V2 года.

Период размножения бокоплавов обычно весьма продолжителен и приходится на наиболее теп-лое время года. Так, в Южном Каспии у большинства видов он начинается в феврале—марте и заканчивается в сентябре—октябре, в Белом море литоральные виды Gammarus (кроме G. setosus) размножаются в июне—^августе. Обычный пресноводный G. lacustrie начинает размножаться в апреле—мае и заканчивает равмножение к концу лета или осенью (в зависимости от температуры).

Бокоплавы рода Anisogammarus с литорали Курильских островов вынашивают яйца и молодь в течение всей зимы, но молодые рачки покидают выводковую сумку только весной или летом, когда температура достигнет определенной величи^-ны, различной для разных видов. У двух видов молодь выходит на волю при 2-^4 °С, у четырех видов — при 4—8 °С и у одного — при 7—10 °С. Бели температура среды обитания остается более или менее постоянной, размножение бокоплавов может продолжаться круглый год. В ручьях и ключах ГДР и ФРГ G. pulex размножается с января по октябрь. Однако для пещерного Niphargus orcinus virei, несмотря на постоянство температуры его обитания, отмечена периодичность в его размножении, которую не удается связать с факторами внешней среды. С другой стороны, литоральные бокоплавы северной Атлантики — G. zaddachi и, вероятно, G. finmarchicus — испытывают значительные колебания температуры, но тем не менее размножаются круглый год. В течение периода размножения каждая самка дает от двух до 5—6 пометов. Поскольку некоторые из молодых рачков в тот же сезон успевают достигнуть полововрелости и в свою очередь дать потомство, численность бокоплавов может очень быстро возрастать. Продолжительность их жизни обычно от 1 до 2 лет, но Niphargus orcinus virei живет в среднем 6 летг достигая иногда 30 лет.

Огромное большинство бокоплавов населяет морские водоемы, в которых эти рачки повсеместно широко распространены и очень многочисленны. В пределах приливо-отливной воны, а во мно^-гих случаях и на некотором отдалении от покрываемой максимальным отливом полосы обитают полусухопутные «морские блохи» — бокоплавы из семейства Talitridae. Свое наввание они цолу^ чили благодаря тому, что на суше они часто прыгают, отталкиваясь брюшком и уроподами от поверхности грунта. Днем морские блохи закапываются в песок, прячутся под камнями или под выбросами водорослей и т. д., а ночью они активно двигаются по пляжам и другим участкам побережья, отыскивая отмершие водоросли, которыми питаются. Они дышат жабрами и могут существовать только в достаточно влажной атмосфере. В условиях эксперимента морские блохи некоторое время выдерживают пребывание под водой, но всегда стремятся выбраться на сушу.

На Командорских островах они вимуют высоко над уровнем моря, под толстым слоем снега, впадая в анабиоз. На Шантарских островах морские блохи с наступлением заморозков переселяются с побережья в леса и иногда забираются на чердаки домов, а весной возвращаются к морю.

Замечательна их способность ориентироваться по солнцу. Итальянские исследователи П а п и и П а р д и проделали такой опыт: они взяли круглый кристаллизатор п разделили его радиальными планками на 16 секторов. Этот нехитрый прибор был снабжен магнитной стрелкой. В центр круга помещали по сотне бокоплавов. Через некоторое время подавляющее большинство рачков собиралось в том секторе, который был обращен к морю. Оказалось, что в каждый час суток рачки двигаются под определенным углом к солнцу (а ночью — к луне). В темноте они не способны ориентироваться. При этом рачки, живущие в различных участках берега, приспособлены к. ориентации по отношению к солнцу под разными углами в зависимости от направления берега. Эта поразительная способность не зависит от таких внешних условий, как температура. Закономерные изменения угла между источником света и направлением движения животного в течение суток могут считаться одним из лучших примеров существования так называемых «биологических часов», т. е. закономерных суточных изменений особенностей организма, управляемых внутренними факторами.

Обычными обитателями приливо-отливной полосы наших северных и дальневосточных морей можно считать несколько видов Gammarus и Ani-sogammarus. Во время отлива они прячутся среди водорослей или под камнями, а в прилив оживленно передвигаются в поисках пищи. Некоторые из них хорошо выдерживают значительное или даже полное опреснение. На литорали наших северных морей нередко насчитывается несколько тысяч особей этих рачков на 1 м2.

Наиболее богата и разнообразна фауна бокоплавов материкового склона. В Баренцевом море здесь обитает около 260 видов, в Японском — 250 видов. Некоторые из видов бокоплавов материкового склона встречаются в огромном числе. В Чукотском море на 1 ма дна приходится до 24 тыс. экземпляров Pontoporeia и до 14 тыс. экземпляров Lembos. Трал в этом море приносил такую массу бокоплавов, что, высыпанные на палубу, они образовывали копошащиеся кучи высотой до полуметра.

С глубиной видовое разнообразие и количество бокоплавов уменьшаются, однако даже с огромных океанических глубин, более 6000 м, в настоящее время известно около 300 видов. Большая часть их относится к широко распространенным родам, встречающимся и на меньших глубинах, но среди них есть и очень своеобразные представители. Так, в Курило-Камчатском желобе живет пелагический бокоплав Vitjaziana gurjano-vae, выделенный в особое семейство и не поднимающийся на глубины менее 6000 м.

Пресные воды населяет сравнительно небольшое число видов бокоплавов. В северном полушарии чрезвычайно широко распространен озерный бокоплав Gammarus lacustris, обитающий в самых различных озерах и нередко дающий громадную численность. Он может существовать как в пресных, так и в сильно минерализованных водоемах и переносить различные неблагоприят-. ные условия, в том числе зимнее уменьшение содержания кислорода в воде. При наступлении зимнего замора массы рачков скапливаются под нижней поверхностью льда. В Сибири бокоплавов добывают, пробивая во льду проруби и разными способами облавливая нижнюю его поверхность. В текучих водах обитают другие виды того же рода — G. pulex, G. balcanicus и т. д.

Необыкновенно богата и своеобразна фауна бокоплавов озера Байкал, состоящая из 240 видов. Они живут на дне или у дна, от уреза воды до предельных глубин, т. е. до 1620 м, и лишь один вид — Macrohectopus branickii — ведет планктонный образ жизни. Разные виды приурочены к различным глубинам и грунтам. Многие из них снабжены килями, шипами или буграми, придающими им весьма причудливый облик. Считается, что все эти виды произошли в Байкале от немногих исходных предков в сравнительно короткое по геологическим масштабам время. Лишь 52 вида проникают из Байкала в вытекающую из него Ангару, и около 20 из них распространилось дальше по Енисею до Енисейской губы. После создания на Ангаре Иркутского водохранилища численность байкальских бокоплавов в новом водоеме уменьшилась, а некоторые виды исчезли совсем.

В реках, впадающих в Каспийское, Черное и Азовское моря, живут бокоплавы морского происхождения, обитающие также в самом Каспийском море и в опресненных частях Азовско-Чер-номорского бассейна. Некоторые из них поднимаются высоко вверх по течению, например по Волге до Ярославля, где встречаются Dikerogam-marus haemobaphes, Corophium curvispinum и Niphargoides sarsi. Еще выше они заходят по Оке и Каме, удаляясь на 3200 км от моря. Иногда в реках они дают очень большую численность. В нижнем течении Оки насчитывается до 168 тыс. экземпляров Corophium на 1 м2 дна.

Один из бокоплавов каспийского происхождения — Gammarus ischnus — проник из Понто-Касшшского бассейна в Вислу, принадлежащую к бассейну Балтийского моря, a Corophium curvispinum расселился еще шире благодаря способности прикреплять свои домики к днищам судов.

Замечательно, что бокоплавы каспийского происхождения, вселяясь в реки, вытесняют древне-пресноводные виды, почти никогда не встречаясь совместно с ними. Такие же антагонистические отношения отмечены и для некоторых других видов и родов разноногих. В Великобритании Gammarus pulex вытесняет G. duebeni, в Молдавии G. balcanicus и G. kischineffensis также исключают один другого. В Крыму, в Румынии, ГДР и ФРГ виды рода Gammarus никогда не ветречаются совместно с подземными бокоплавами из рода Niphargus.

Пока еще непонятно, каким образом осуществляется это вытеснение. В аквариуме некоторые :из видов-антагонистов мирно живут совместно. Только-в одном случае удалось выяснить механизм вытеснения одного вида, а именно G. duebeni другим — G. salinus. • Оказалось, что самцы G. salinus охотно спариваются с самками G. duebeni, в то время как самцы G. duebeni спариваются только с самками своего вида. После спаривания с самцом другого вида самки G. duebeni откладывают неоплодотворенные, неспособные к развитию яйца. Благодаря этому в местах соприкосновения обоих видов численность G. duebeni все время уменьшается.

Бокоплавы обычны не только в водоемах поверхности земли, но и в подземных водах. В пещерах, колодцах и ключах Западной Европы, Кавказа и Западной Украины живет очень богатый видами род Niphargus. В подземных реках и ручьях Закавказья встречается распространенный только там особый род Zenkevitchia. Представители родов Crangonyx и Synurella найдены в отдельных выходах грунтовых вод на огромном протяжении всего северного полушария. Среди остальных многочисленных подземных бокоплавов особый интерес с точки зрения их распространения имеют представители подотряда Ingolfielli-dea. В настоящее время известно 23 вида этого подотряда. Они обитают в подземных пресных водах Средиземноморья, Экваториальной Африки и Карибского бассейна, в морском песке Ла-Манша, на мелководье Индийского океана и побережья Юго-Восточной Азии, а также в Деви-совом проливе на глубине 3521 м и у побережья Перу. Такое разбросанное распространение этих примитивных рачков, способных существовать в столь разнообразных условиях, остается пока не разрешенной загадкой.

Практическое значение бокоплавов,* как уже указывалось, очень велико и определяется использованием их в пищу многими рыбами, в том числе и промысловыми. Так, в Каспийском и Азовском морях они составляют значительную часть пищи леща, молоди осетровых, на Дальнем Востоке — многих камбал, в устьях северных рек — муксуна, омуля, ряпушки, в пресных озерах — различных сигов, форелей и т. д. Для улучшения условий откорма ценных рыб бокоплавов перевезли во многие вновь созданные водохранилища и в озера, где их раньше не было. Бокоплавами G. pulex подкармливают форелей. Для этого рачков запасают впрок в особых бассейнах. Там их кормят листьями орешника и ольхи, отрубями, отходами с боен. Удается содержать большое количество рачков — до 90000 особей на 1 м2 дна. Такое содержание — первый шаг к искусственному разведению бокоплавов.

Книги:


Жизнь животных. Том 2. Моллюски. Иглокожие. Членистоногие / В. Е. Соколов. — 1988 Зоология беспозвоночных. От артропод до иглокожих и хордовых. / Вестхайде В., Ригер Р. — 2008 Зоология беспозвоночных. Функциональные и эволюционные аспекты. В 4 томах. / Рупперт Э.Э., Фокс Р.С., Барнс Р.Д. - 2008


S
W